Берег

Вход на сайт

мо2
мо1

Последние объявления

Еврохим

Статистика портала

Яндекс.Метрика
com_content.article

Утро 16 декабря для работников производства на бывшей фабрике Штиглица выдалось по-настоящему жарким. На их глазах представитель государственного собственника - Агентства по управлению и использованию памятников архитектуры (АУИПиК) - начал вскрывать двери и опечатывать складские помещения.

До революции на этой территории находилась Льнопрядильная мануфактура барона Людвига фон Штиглица и Суконная мануфактура Штиглица-Половцева. Здесь делали брезент, ткани и парусину для морских судов. Паруса были такого высокого класса, что слава о них гремела по всему миру. Поэтому и квартал, где жили мастеровые люди, получил название «Парусинка». На фабрике Штиглица в 1860 году работало 1715 человек, это была одна из крупнейших прядильных фабрик в России. В 1880 году было образовано Товарищество Нарвской льнопрядильной фабрики, в настоящее время производственные помещения бывшего Товарищества находятся по большей части на территории эстонского города Нарва на левой стороне реки Нарова.

По окончании Великой Отечественной войны производство на фабрике возобновили, выпускали джутовую продукцию. Во время перестройки, не справившись с конкуренцией с более дешёвой иностранной продукцией, две из трёх льноджутовых фабрик практически сразу же объявили себя банкротами, распродав оборудование. А вот руководство ивангородского предприятия предпочло в сложившейся ситуации побороться. Сделали ставку на удешевление стоимости изделий. Мешки стали делать из смесовых тканей - джута со льном.

После распада СССР, в 1992 году, Нарвская льноджутовая фабрика была реорганизована в три фирмы, одной из которых является ООО «НОВИР», в постсоветское время остающееся ведущим предприятием Ленинградской области по производству джутовых нетканых материалов.

По словам местных работников, нынешний арендатор фабрики и генеральный директор ООО «ВАКРУС» Фёдор Леонидович Ноздря в те сложные годы взял на себя ответственность за объект наследия советской льняной промышленности. Он проработал на фабрике к тому времени около 30 лет, начиная с простого слесаря и добравшись до поста директора. В 90-е годы оборудование фабрики было приватизировано другой его фирмой ОАО «Интекс», впоследствии активы перешли к ООО «АИН», а затем, в свою очередь, к ООО «ВАКРУС».

В 2000-е годы Росимущество провело торги, где арендодателем 3000 м2 сроком на 49 лет стало уже существующее на фабрике производство Фёдора Ноздри с ежегодной арендной платой более 2,5 миллиона рублей.

В настоящее время на территории фабрики находится ряд предприятий (ООО «ВАКРУС», ООО «НОВИР») по производству пеньково-джутовой пряжи, нетканых текстильных материалов и ватин из отходов джута. Этот материал находит применение в строительстве как утеплитель для окон и дверей. Ряд работников работает здесь на фабрике уже почти 50 лет, в этом году планировали отмечать юбилей.

Ещё несколько недель назад, как говорит учредитель ООО «НОВИР» Мария Васильевна Ноздря, они обсуждали с руководством и другими работниками идею создания музея своей фабрики. За время работы в отделе кадров было собрано большое количество архивных документов, исторических фотографий, была и идея сохранить для музея ряд станков, за которыми работали в советское время.

Но… склады опечатали, производство временно было приостановлено. Ведь теперь попросту некуда стало складывать готовую продукцию. Возмущённые работники сразу же собрались на стихийный митинг с плакатами и призывами остановить творящийся, по их мнению, произвол.

Мария Ноздря поделилась своим мнением: «Началось всё с того, что Елена Штиглиц (директор «Фонда Штиглица» - ред.) попросила на несколько месяцев разместить на территории фабрики лошадей и скот. Всё было нормально, пока работники не стали возмущаться тем, что рядом с источником воды не стали сваливать навоз. Ведь сюда ходят местные жители набирать ключевую воду. Елену Штиглиц попросили всё убрать. Вот с того момента и разгорелся конфликт. В итоге она обратилась в АУИПиК, после чего начались проверки...".

Наш корреспондент из информационного агентства «НИАР» попытался разобраться в ситуации и обратился за разъяснениями к представителю АУИПиК, который в итоге отказался от комментариев, сославшись на запрет руководства.

Как ранее стало известно, представители АУИПиК обратились в прокуратуру и полицию. В Агентстве заявили, что они получили комплекс мануфактуры от Росимущества в 2017 году, на момент передачи у здания уже был арендатор, который занял помещения фабрики.
Тогда же, по информации Агентства, было установлено неудовлетворительное состояние фабрики, несоблюдение требований противопожарной безопасности и ряда других требований, некоторые помещения были захвачены арендатором самовольно — всё это неоднократно фиксировалось. В обязанности арендатору вменялось сохранение объекта культурного наследия в надлежащем виде, приведение его в удовлетворительное состояние и соблюдение других требований законодательства РФ. От требований Агентства о выполнении условий договора арендатор уклонялся, в связи с чем они были вынуждены обратиться в Арбитражный суд. В 2019 году судом было вынесено решение об истребовании незаконного владения одного из корпусов. Указанное решение, по словам представителей АУИПиК, арендатор добровольно не исполняет.

Своим мнением о сложившейся ситуации поделился с нашей редакцией директор ООО «НОВИР» Олег Невский:

«Сейчас хотят просто отобрать площадку Нарвской льноджутовой фабрики у арендатора, на реставрацию получить денег немалых. Понятно, чтобы такую площадку отреставрировать, нужен не один миллиард. А потом благополучно исчезнуть с этими деньгами. Почему они сейчас пытаются разорвать договор аренды сроком на 49 лет? Потому что мы им мешаем. Они не хотят нам отвечать на вопрос, например, куда они потратили уже более 80 миллионов полученных средств от арендатора за весь период. Здесь АУИПиК гвоздя не вбил. И когда падали крыши, там, где текло на головы рабочим, то ремонтировал здесь всё не АУИПиК, а Фёдор Леонидович, дополнительно за свои деньги. Поэтому они пытаются сейчас закрыть производство любыми методами, в основном неправомерными, выгнать людей на улицу, чтобы потом взять и распилить бюджетные деньги дополнительно».

«В своё время они («Фонд Штиглица» - ред.) также церковь пытались отжать, усыпальницу барона Штиглица. Поговорите с отцом Александром. Он расскажет, что или три, или пять лет с ними бился, доказывая, что они не являются наследниками церкви, что это собственность РПЦ. Только через Москву кое-как ему удалось отстоять церковь», — добавил Олег.

По словам руководителя юридического отдела АУИПиК в СЗФО Марии Гончаренко, по поступившей к ним информации, хозяин в некоторых помещениях фабрики начал резать станки на металлолом. В то же время в корпусах, которые ему не передавались, производство приостановили. Если до 28 декабря арендатор не исправит нарушения, найденные представителями Минкульта, с ним разорвут договор, производство закроется. Также по решению суда арендатору необходимо будет выплатить 1,4 млн рублей.
На официальной странице АУИПиК обозначены предложения по «Возрождению льноджутовой мануфактуры»:
«Необходимо подготовить программу музеефикации и развития территории Льнопрядильной фабрики в качестве туристического объекта с организацией музейной «точки» (конный маршрут на повозках по территории с восстановлением исторической узкоколейной железной дороги, по которой возможно устройство маршрута старинной «конки», создание действующего макета по уникальной гидросистеме фабрики и др. Поскольку большинство зданий фабрики сегодня находятся в аварийном состоянии, необходимо разработать программу противоаварийных мероприятий, а также расчистку территории».

Автор предложений - Елена Штиглиц, глава фонда «Наследие барона Штиглица», прокомментировала корреспонденту «НИАР» со своей точки зрения сложившуюся ситуацию:

«В советское время предприятие обанкротилось... Никто с тех пор не пытался каким-то образом его оживить, восстановить. Когда мы пришли в Ивангород с благими намерениями восстанавливать наследство барона Штиглица, то мы, естественно, обратили внимание на фабричные корпуса, на всю «Парусинку» и парк. Конечно, фабрика может стать совершенно невероятным объектом, если её преобразовать под современные интересные функции. Масса примеров и зарубежных аналогов, где такие промышленные предприятия уже не реанимируются. Это уже везде опыт такой, это уже не вернуть. Приспособление уже под современные нужды сплошь и рядом происходит. И мы с такой же целью стали заниматься этим объектом».

По её словам, после создания АУИПиК, северо-западному филиалу агентства было поручено дальнейшее «оживление» территории фабрики, был разработан стратегический план совместно с фондом. И когда пошла подготовка к реализации намеченного плана, они встретились с категоричным противодействием арендатора, в связи с чем АУИПиК вынужден был решать вопрос в суде. На требования АУИПиК освободить ряд помещений арендатор начал производить демонтаж станков и вывозить их с территории фабрики.

«А где раньше были Штиглицы эти? - возмущается местный таксист. - Если они считают, что это их собственность, они уже обещали парк в порядок привести. Пусть начнут с этого, а там видно будет. Сколько лет их не было, а тут нате вам! Это Россия, а не Европа. Не получится у них. Это бесполезно. Денег наверняка у них нет. Если очень тяжело им найти спонсоров, чтобы восстановить парки... А хотят фабрику отжать, чтобы потом продать кому-то? И чего? Зачем? Я вот это не могу понять».

В Комитете по культуре Ленинградской области сообщили, что ещё 6 ноября 2020 года было проведено «внеплановое мероприятие по контролю за состоянием объекта культурного наследия», в ходе которого установлено ведение хозяйственной деятельности на его территории, его ненадлежащее состояние. Также выявлены пристройки и постройки, возведённые в период, не относящийся к периоду строительства и эксплуатации комплекса мануфактуры. По результатам проверки принято решение о возбуждении дела об административном правонарушении по ч. 3 статьи 7.13 КоАП («Нарушение требований сохранения, использования и охраны объектов культурного наследия (памятников истории и культуры) федерального значения, их территорий и зон их охраны»).

На следующий после митинга день, 17 декабря, с очередной проверкой на фабрику снова нагрянули из Комитета по культуре Ленинградской области.

Перед самым приездом представителя Комитета участников спора за фабрику разрывают эмоции. Каждый доказывает свою правоту.

Работники фабрики обвиняют АУИПиК: «Зачем вы срезали замки на складском помещении, вышибли двери и разбили окна?.. Замки висели от вандалов, а вандалами оказались вы».

«Мы осуществляли допуск к своей территории. Мы вскрыли и увидели, что там ваше имущество. Что вы на территории земельного участка жжёте ваши производственные отходы. Горит ваш лён. У нас зафиксировано всё!» - отвечает им юрист Агентства Мария Гончаренко.

В свою очередь, директор ООО «НОВИР» Олег Невский в качестве доказательств предъявил журналистам для ознакомления архивные документы: «Вот перечень оборудования, который находится в корпусах. Количество, остаточная стоимость. Всё у него на балансе. Каждый станок имеет номер. То оборудование, которое сейчас пытаются опломбировать АУИПиК. В этой папке доказательство, что оборудование по факту принадлежит компании Фёдора Леонидовича, то есть сначала оно принадлежало ООО «АИН», потом перешло на ООО «ВАКРУС». А «Ивтекс» (компания ликвидирована, учредителем являлся Ноздря Ф.Л. - ред.) его получил путём приватизации».

Арендодатель фабрики Фёдор Ноздря, показывая журналистам на здания, комментирует: «Там крыша обвалилась... И там крыша обвалилась... Хотя я постоянно делал замечания АУИПиКу: давайте, мол, что-то делать, что готов там какие-то деньги вложить, без вашего разрешения я же не могу на этом здании гвоздя забить. Там стоит наше оборудование. И мы заинтересованы в этом».

Мария Гончаренко заверяет Фёдора Леонидовича в том, что здания же не принадлежат ему, но, как только будет утверждено охранное обязательство в установленной форме, всё будет производиться со всеми требованиями закона.

«Коллизия заключается в том, что оборудование, которое принадлежит «ВАКРУСУ», находится в тех корпусах, на которые он не имеет права владения. Он входит в них и уничтожает оборудование, пусть даже и его по этим документам, но которое является предметом охраны и который не утверждён... А вы, кроме того, самопроизвольно произвели ремонт в незаконно занятом помещении - отремонтировали кровлю... Вам просто повезло, что никакого повреждения не было», - делает акцент на этом юрист Агентства.

На это Фёдор Ноздря ответил, что они просто спасали продукцию, из-за протечек она приходила в негодность, поэтому и было принято решение покрыть шифером и рубероидом крыши. Так как договор фирмы был заключён с Росимуществом, то по поводу ремонта обращались именно к ним. Было сказано, чтобы не трогали конструкции. Условие было выполнено.

Прибывший на фабрику сотрудник Комитета по культуре предъявил арендатору протокол о проведении осмотра в связи с возбуждением 9 декабря 2020 года дела об административном нарушении с его стороны.
В присутствии представителя администрации МО «Город Ивангород» и юриста АУИПиК, сотрудник Комитета осуществил осмотр помещений, занятых арендатором: цехов, а также тех построек, где размещались станки.
В заявлении АУИПиК было сказано, что арендатор утилизировал часть оборудования, имеющего историческую ценность.
В результате осмотра представителем Комитета по культуре Ленинградской области было установлено, что в ряде производственных помещений фабрики действительно присутствуют следы производства работ по разборке инженерного оборудования — станков. Также было обнаружено, что на прилегающей территории складируются разобранные станки. Всё было отражено в протоколе. Далее будут осуществляться иные процессуальные действия. Скорее всего, возникнет необходимость экспертизы.

Как заметили журналисты, на большинстве обнаруженных станков стоит штамп завода производителя - дата производства: 1979 или 1980 год. Вряд ли это можно причислить к объектам, имеющим историческую ценность, как заявляют в АУИПиК.
Комиссия побывала и в рабочем цеху. Из-за закрытия складского помещения арендатор вынужден был складировать сырье и готовую продукцию прямо рядом с работающими станками, за которыми с упорством трудились работники.
Осталось две недели до разрешения спорного вопроса - остаться людям без работы или найти какой-то компромисс?

Комиссия обратила внимание и на конструкцию производственного корпуса. Состояние оставляет желать лучшего, а поддерживать надлежащее состояние должны были представители АУИПиК.

«Нас действительно беспокоит вся эта ситуация, которая вызвана тем, что арендатору фабрики было выдано предписание - 28 декабря покинуть территорию в связи с тем, что с ним будет прекращён договор аренды. Мы прекрасно понимаем, что это приведёт к тому, что предприятие просто исчезнет. Порядка сотни работников потеряют работу и средств к существованию, и это произойдёт накануне Нового года. И вторая проблема в том, что на новогодние праздники территория фабрики останется без охраны, что может привести к разграблению имущества. Мы внимательно изучили эту претензию. Она по большей части имеет отношение не к арендатору, а к самому агентству, которое недобросовестно исполняет свои обязанности. И мы не понимаем, почему порядка 90 миллионов рублей, направленных в течение 30 лет за аренду, ни копейки не вернулись на восстановление этого объекта. И это большой вопрос!» - прокомментировал ситуацию глава МО «Город Ивангород» Виктор Карпенко.

В свою очередь своим мнением поделился с нами и глава администрации МО «Город Ивангород» Александр Соснин:

«Мы внимательно изучили претензию АУИПиК. Наше мнение: в тридцатидневный срок те пункты, те замечания, которые есть, их просто физически невозможно устранить, поскольку есть нормативные сроки по процедурам, которые там прописаны. На мой взгляд, необходимо находить компромиссное решение без участия судебных органов, чтобы дать возможность арендатору устранить все замечания, написанные в претензии для того, чтобы предприятие сохранило своё место и коллектив и продолжило свою деятельность. Арендатор исправно платит арендную плату, является налогоплательщиком нашего города. Мы категорически против такого силового решения данной проблемы. Меня больше всего беспокоит то, что, ещё не приняв никакого решения, вокруг фабрики уже строятся какие-то планы. В частности, «Фондом Штиглица» подана заявка на гранты. Прозвучала сумма в 6,5 миллионов. Но, мы практики. Прекрасно понимаем, что тех средств, которые заявляют, будет категорически недостаточно. Наша позиция выражена - мы против закрытия предприятия, мы за то, чтобы и собственник, и арендатор нашли компромиссное решение и продолжило свою работу производство».

 


Комментарии  

+3 / -0 #1 Светлана М 20.12.2020 10:59
Бред какой то, только у нас в России могут за спасение здания от разрушений подать в суд и людей выгнать на улицу(((((
Цитировать
+4 / -0 #2 Виктор пип 20.12.2020 13:07
Правильно сказал, получат бабло под восстановление и свалят
Цитировать

Добавить комментарий

Кингонлайн

Поиск

Каталог

Последние комментарии

Атлас
ИП Соловьев
КДСК
Поликлиника
Прогресс
Реклама
РСК2